Сегодня 31 августа 2010, Вторник Медицина
 О портале |  Регистрация |  Помощь |  Для писем |  English version 
Логотип / Возврат на Главную страницу
Корзина покупок Корзина покупок 
Товаров : 0
На сумму : 0 руб.
ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

ИНФОРМАЦИЯ
ТОРГОВАЯ ПЛОЩАДКА ТЕНДЕР АУКЦИОН УСЛУГИ ПАЦИЕНТАМ
Новости Наши гости Ресурсы Библиотека Конференция
   
Поиск :
eDentWorld > Информация > Библиотека > Музей стоматологии : заметки истории > Благотворительность в русской медицине
Новости  Новости
  • eDentWorld.com
  • Стоматологии
  • Наш гость  Наш гость
    Борисов Николай Александрович: "Группа компаний WHS-group"
     Подробнее...
    Библиотека  Библиотека
  • Законодательство
  • Публикации
  • Для студентов
  • Фотобанк
  • Музей стоматологии
  • Менеджмент
  • Юмор
  • Трудоустройство
  • Презентации
  • Ресурсы  Ресурсы
  • Выставки
  • Образование
  • Персоналии
  • Желтые страницы
  •  Сообщество
  • WWW-конференции
  • Отзывы посетителей
  •  Объявление
    Уважаемые стоматологи!
    Портал eDentWorld просит всех заинтересованных опубликовать материалы в данном разделе, присылать тексты на адрес ts@edentworld.ru
     Подписка на новости
    Убедительная просьба! Правильно пишите свой электронный адрес!
    Отказ от подписки (обязательно укажите Ваш email)
    Размещение рекламы
    Уважаемые господа!
    Портал eDentWorld предлагает разместить Вашу рекламу на страницах нашего портала и сайта www.stomat.ru. Расценки можно узнать здесь. Свои вопросы и предложения направляйте по адресу ts@edentworld.ru

     Музей стоматологии : заметки истории
     17.05.2006 Благотворительность в русской медицине

    Напечатать
    Профессор Л.Е. Горелова
    ММА имени И.М. Сеченова

    Система общественного призрения (призревать – это значит опекать) складывалась давно. В XI веке появляются на Руси первые православные монастыри, которые и становятся центрами «благотворения»...


    Киево–Печерский, получивший позднее статус лавры, монастыри Волыни, Владимира, Ростовской земли в течение нескольких веков, получая княжеские и боярские пожертвования, использовали их для общественного призрения. Оно на Руси всегда заключалось в устроении пристанища для бедных, больных, вдов и сирот, – словом, всех, кто нуждается в помощи. В законах Древней Руси мы находим свое «юридическое» обоснование этой защиты.

    Попечительством о бедных, больных, бездомных отличалась еще великая княгиня Ольга. Ее доброта к немощным красной нитью проходит через многие летописи. Об этом пишет, в частности, и Нестор, автор «Повести временных лет». Но особое значение для общественного призрения и благотворительности как государственной структуры имел Устав князя Владимира (996 г.). Именно он определил общественное призрение как одну из основных функций государства. Этот устав стал основанием для устройства благотворительных учреждений в России вплоть до XVIII века. Устав князя Владимира опирался на правила и законы Православной греческой церкви, «Правила поместного Собора» (347 г.): «Епископы должны суть помогать сиротам, вдовицам; вдовицы и нищие, и пришельцы странны и от церкви да питаются, и всякое угодие да приемляют».

    Эти же мысли мы прослеживаем и в знаменитом документе Владимира, в нем же определялась десятина которая шла на содержание монастыря и церквей, богаделен, больниц, странноприимных домов. Десятину составляли налоги: от ссудных дел, от торговли, от урожая и т.д.

    Князь Владимир открывает, по примеру своей бабушки – княгини Ольги, ряд богаделен и странноприимных домов в Киеве. В честь своего бракосочетания с сестрой византийского императора Анной, он сооружает там же церковь во имя Пресвятой Богородицы, ставшую приютом всех страждущих. Владимир повелел при этой церкви из своей казны кормить убогих, странных, сирот и вдовиц. После победы над печенегами, как рассказывает летопись, князь «повелел всякому нищему и убогому приходити на двор княжь и взимати всякую потребу, питание и ядение». И произнес тогда князь Владимир: «Яко немощные и больные не могут долезти двора моего. И повелел пристроить кола (телеги) и всклад хлеба и мясо, и рыбы, и овощи разноличные, и мед в бочках, а в других квас возить по городу, вопрошающие: где больные и нищие, и немогущие ходить? И тем раздалху на потребу...».

    Великий князь Ярослав Владимирович, вступивший на престол в 1016 году, остался верен традициям своего отца. Как говорит предание, Ярослав был «якоже и отец его христолюбив и нищелюбив». Одним из первых благотворительных деяний Ярослава было утверждение на его личные средства сиротского училища, где содержались и учились 300 воспитанников. Забота о сиротах составляла основу его государственной деятельности. В благодарность история назвала его Мудрым. В период княжения Ярослава расцвела древнерусская монастырская медицина. Преподобные Антоний, Домиан, Феодосий Печерский составляют гордость древнерусской медицины, для которой милосердие, благотворительность во имя больных, нищих, бездомных были ее составляющими. Так, преподобный Феодосий для приюта нищих, слепых, хромых и прокаженных построил близ своего монастыря (Киевско–Печерской лавры) дом с церковью во имя святого Стефана и выделял на его содержание десятую часть всех монастырских доходов.

    Призрение страждущих и больных было одной из главных обязанностей великого князя Владимира Мономаха. Древние предания сохранили для потомков его основную заповедь: «Странние и нищие накормляли и напояли, аки мати дети своя». И своим детям он завещал: «Избавте обидимаго, защитите сироту, оправдайте вдовицу». Дети князя строго соблюдали наказ отца. Несмотря на то, что от времени Владимира Мономаха до конца XVI века не было новых законов об общественном призрении, предания донесли до нас благотворительную деятельность многих политических деятелей тех веков.

    Так, князь Черниговский Николай Давыдович (XII в.) построил в Киеве больничный монастырь. При князе постоянно находился врач Петр Сирянин, чье имя в истории древнерусской медицины занимает одно из ведущих мест. Его бескорыстная помощь всем страждующим явилась примером для подражания многим поколениям врачей. Внук Владимира Мономаха великий князь Ростислав Мстиславович после смерти своего дяди, великого князя Вечеслава Владимировича (1154 г.) все его имущество и казну раздал монастырям, церквям, бедным, вдовам и странникам. А его сын – князь Роман Ростиславович всю жизнь занимался благотворительностью, отдал всю свою казну, не оставил себе даже на погребение. Хоронили князя на... народные пожертвования. За один день была собрана такая сумма, которая превосходила доход князя за целый год.

    Заботясь о беспомощных, больных, желая, чтобы и правители обращали на них внимание, великий князь Александр Ярославович (известный как Александр Невский) в 1247 году издал указ в котором говорилось об обязанностях Совета бояр: «Принимайте под защиту вдов, сирот, всех слабых и гонимых, к правосудию вашему взывающих. Бог видит их слезы. Он с меня и с вас взыщит».

    Царствование Иоанна IV Васильевича, вошедшего в историю под именем Ивана Грозного, как и многие другие правления самодержцев, противоречиво. Не менее противоречивы и оценки, которые дает ему наша наука, всякий раз подлаживаясь под «установки свыше». Не вступая в научные споры, хочу только продолжить разговор о «милосердной традиции» на Руси, рассмотреть, как грозный царь относился к этой завещанной предками–правителями государевой заботе.

    Приняв правление царством в 17–летнем возрасте, Иван IV собрал в Москву духовенство, бояр, думных дьяков и прочих казенных мужей, повелел им составить новые законы и вскоре издал их. Какое же место занимали в этом новом правовом своде вопросы общественного призрения и благотворительности? Одним из первых юридических документов «царя–ирода» стал судебник. Он гласил: «На монастырях жити нищим, которые питаются милостынею от церкви Божией». В «Стоглаве», составленном в 1551 году Духовным Собором, многие главы также посвящены призрению убогих, нищих, калек, вдовиц. Государь повелевает определить содержание и призрение больных, скитающихся по миру, причем основные средства определяет за счет казны. «Милостиня и корм годовой» хлеб и соль, и деньги, и одежда по богодельным избам по всем городам дают из нашей казны».

    Иван IV издает также указ, где велит «в каждом граде устроити богодельни мужески и женски, где прокаженных и престарившихся, не могущих нигде же главы подклонити, а приставившихся погребенно предавать, и оных поминати в священных службах». Исполняя приказ государя, во многих российских городах открываются больницы и богодельни, которые Иван любил посещать. При этом он жестоко наказывал тех служителей, кто был замечен в воровстве. Полагая, что дела общественного призрения являются делами особой государственной важности, царь передает управление ими одному из приказов и строго следит за исполнением законов.

    Продолжают вершить свои благие дела и русские монастыри. В Троице–Сергиевой Лавре, в Кириллово–Белозерском и других создают больницы и богодельни, двери которых открыты для любого нуждающегося. Благотворительными делами прославились и многие бояре. Среди них Шереметевы (эта традиция в их роде сохранилась и в последующем столетии). Имея огромное состояние, боярин Шереметев раздал его нищим. И на вопрос государя: «Куда девал ты свое имущество?», он отвечал: «Я отпустил его с неимущими на тот свет».

    О царе Федоре, сыне и наследнике Ивана Грозного, современники писали: «Приходящим к нему и пришельцам бысть яко отец чадолюбив по Божественному писанию явил целитель страждущим». В царствование Федора Иоановича во Ржеве была создана пограничная застава для предохранения от проникновения эпидемии. В этот же период он велит «в каждом граде устроити богодельни мужески и женски, где прокаженных и престарившихся, не могущих нигде же главы подклонити, а приставившихся погребенно предавать, и оных поминати в священных службах». Исполняя приказ государя, во многих российских городах открываются больницы и богодельни, которые царь любил посещать. При этом он жестоко наказывал тех служителей, кто был замечен в воровстве. Полагая, что дела общественного призрения являются делами особой государственной важности, царь передает управление ими одному из приказов и строго следит за исполнением законов.

    В этот же период открыты богодельни в Москве. Сохранились данные о богатых вкладах царя Федора в монастыри, назначенных на содержание сирых и больных. Может быть, этому способствовало нездоровье и самого Федора Иоановича.

    Смертью царя Федора Иоанновича заканчивается, как известно, династия Рюриковичей. В 1598 году шурин царя Федора – Борис Годунов занимает российский престол. Интересно, что когда Борис венчался на царство, он объявил: в государстве никто не будет терпеть нужды и бедности, при этом он тряс свою рубаху и клялся, что он и ее отдаст, если нужда народная будет. В отличие от многих современных политиков царь Борис держал свое слово. Неурожайные1601–1602 годы принесли голод. Мор охватил Россию. Царь Борис приказывает, не жалея казны, закупить хлеб в «сопредельных государствах и окрестностях Волги». Обязал все монастыри продать ему «излишний» хлеб за половинную цену для раздачи бедным. Каждый день подавал неимущим денежные милостыни, тратя на это ежедневно по 20000 рублей серебром. И раздал всю свою личную казну. Он же начал строить каменные здания и церкви в столице, чтобы обеспечить работой, а следовательно, пропитанием обедневшую часть населения.

    Тех, кто не в состоянии уже был работать, помещали в специальные дома для старых и немощных, содержащихся за счет личных средств царя. Погребение в этих домах осуществлялось за его счет. 20000 рублей серебром Борис послал (опять из собственных денег) в Смоленск для помощи бедным, нуждающимся и недужным. Смотрите, сколько добрых дел совершил Борис Годунов. Почему же таким недобрым эхом российская история отозвалась о нем?

    Не успело тело царя Бориса остыть, как растерзаны были его жена и сын, заточена дочь, казнены его соратники и помощники. А русская история начинает наполняться легендами о царе Борисе. Даже великий Пушкин приводит убийственную фразу: «Вчерашний раб, татарин, зять Малюты», А ведь предки Годунова не были ни татарами, ни рабами. Природные костромичи, они издавна служили при Московском дворе. По всей видимости, были силы, которые старались вычеркнуть из памяти добрые дела царя Бориса.

    В последующее «смутное» время оплотом благотворительности и общественного призрения оставались монастыри. Троице–Сергиева Лавра при польской осаде содержала у себя пятнадцать тысяч стариков, женщин, детей. И после снятия осады монастырь был единственным прибежищем для несчастных людей. Монастырские служители открывали в Москве житницы с хлебом и раздавали кому бесплатно, а кому за символическую плату хлеб.

    Новый взгляд на общественное призрение получил свое развитие в царствование Романовых. Указ царя Федора Алексеевича, изданный в 1682 году, менял отношение государственной власти к нищенству как явлению, считавшемуся неприкосновенным, богоугодным. Только больных, калек, неспособных к работе, надлежало кормить и лечить бесплатно. Способные же к труду должны были работать. С этой целью создавались специальные дома трудолюбия. Эти положения указа по–особому реализовывались при Петре I.

    В начале XVIII столетия Россия получила новые законы первого своего императора Петра Алексеевича. В историю он входит под именем Великого. А такое имя получает только тот, кто действительно заботился о своем государстве, о своем народе. В этот период продолжают создаваться богадельни и больницы для старых, немощных, нищих. Их содержание Петр возлагает на церковные Приказы – Патриарший, Монастырский. А с 1721 г. эта почетная в государстве обязанность возлагается на Святейший правительственный синод.

    Но государь не освобождает от этой заботы и государственный административный аппарат. Так, на попечение главного Магистра было возложено устройство сиротских и вдовьих домов. При этом очень строго обговаривались правила приема в благотворительные заведения. Праздность, ленность были ненавистны Петру. В этом Указе от 1718 г. он повелевал: «Всех гулящих и слоняющихся людей, а особливо которые под видом аки бы чем промышляли и торговали, хватать и допрашивать: будеж кто в допросе со словами своими не сходен явиться, оных определять в работу. Равнож нищих, буде кто на работу сработать может, тех ловить и определять в работуж».

    Кстати, в правление Петра нищенство и попрошайничество в России запрещается. Строги указы к тем, кто нарушает их: «Нищим по миру мужика и женска полу, и робятам, и старцам милостыни не просить и по мостам не сидеть, а быти им в богадельнях и гошпиталях... А будь где по улицам и по мостам нищие явится, тех ловить и приводить в Монастырский приказ, чиня наказанье». Бродяжничество, попрошайничество людьми здоровыми, способными работать жестоко наказывалось: «Бить нещадно батожьем, бить на площади кнутом, посылать в каторжную работу». В основном всех посылали в суконный двор и к прочим мануфактурам, где своим трудом люди зарабатывали себе на пропитание.

    Петр старался сломать сложившийся у русского народа стереотип нищего, убогого, юродивого, «божьего человека»: «Еже кто дает милостину нищему, будет взят штраф с него 5 рублей, а кто пожелает милостину давать – давать ее надлежит в гошпитали и в другие подобные места». Именно такими местами были богадельни, дома младенцев, где содержались люди, не способные по возрасту или по болезни работать. Наказание за бродяжничество, нищенство, леность предусматривалось и в Духовном регламенте. «Многие бездельники при совершенном здравии, за леность свою пускаются на прошение милостины и по миру, что есть Богу противно и всему Отечеству вредно. Повелевает нам Бог от пота лица нашего, от трудов ясти хлеб...».

    Одновременно Духовный регламент подписывал всем монастырям открывать странноприимные дома и лазареты, где нашли бы себе приют и пропитание истинно нуждающиеся: «Престарелых во славу Божию потребами покоить».

    Петр I уделяет большое государственное внимание сохранению жизни детей. Думается, что здесь сыграли роль и личные мотивы. Из одиннадцати детей Петра от второго брака с Мартой Скавронской (будущей императрицей Екатериной I), 9 умерли в раннем возрасте. Оспа, дизентерия и многие другие инфекционные болезни уносили тысячи детских жизней. Петр издает ряд указов, в одном из них говорилось: « По всем губерниям учинить шпиталеты для увечных, а также прокормление младенцев, которые от незаконных жен рождены будут...». Предубежденность общества к незаконнорожденным часто толкала женщин на преступления, о которых Петр говорит в одном из своих указов: «... Избрать искусных жен для сохранения зазорных младенцев, которых жены и девки рожают беззаконно и стыда ради отметывают в разные места, отчего они, младенцы, помирают».

    Интересно, что везде строго сохранялась тайна, и узнавать, от кого эти дети, категорически запрещалось. «Пункты» для приема детей открывались при всех госпиталях, при церквях, при монастырях. По указу Петра многие монастыри превращались в своего рода воспитательные дома. Так было с Андреевским и Новодевичьим монастырями в Москве, в которых ежегодно содержалось до 400 беспризорных младенцев.

    Из государственной казны (в современном понимании государственного бюджета) выполнялось «младенцам на день по три деньги». Капитал, конечно, не великий, но на содержание ребенка этого было достаточно, т.к. отпускались еще и продукты.

    Особое внимание Петр I уделял ушедшим в отставку и оставшихся без средств военным. Указы определяют ряд положений, облегчающих учесть «обер и унтер офицеров и рядовых драгун и солдат, которые за старостью и дряхлостью по свидетельству военной коллегии в службе быть не годны, а пропитания своего иметь не будут». Престарелым войнам назначалось хлебное и денежное жалование из монастырских доходов (а доходы эти были немалые). Военные, оставшиеся без средств в старости, могли жить в монастырях или в специальных казенных домах, где за ними осуществлялся уход.

    Вся жизнь Петра была заполнена заботой о величии России, а Россия – это ее народ. До последнего своего часа государь пекся о больных, убогих, престарелых. Один из последних его Указов (1724 г.) был тоже посвящен заботе о «сирых и убогих»: «Чтобы обеднелые, престарелые и дряхлые граждане как и мужская, так и женская пола, которые пропитания не имеют и работать не могут, были пристроены в богадельнях и прилежным присмотром оставлены не были».

    Все государственные законы периода царствования Петра I говорят, что общественное признание в России относится к важнейшим государственным функциям. Именно, государство, неоднократно подчеркивал Петр в своих указах, должно заботиться о своих немощных гражданах. И не в виде обильной милостыни, а в виде определенной государственной системной помощи, как это и начинал делать Петр I. В «домах трудолюбия», где помещались прядильные и ткацкие цеха, люди смогли честно работать и зарабатывать себе на пропитание. Создавалась и специальная система здравоохранения для престарелых и немощных. Так, в 1706 году в Колмовском монастыре близ Новгорода была открыта больница для отставных инвалидов. Открыты монастырские больницы во Пскове, Рязани. До сегодняшнего дня памятником милосердия остается основанный в 1706 г. Указом Петра I военный госпиталь имени Н.Н. Бурденко.
    Источник: www.medlinks.ru
     Все материалы

    Обсудим?
      Обсудим ?
      Предлагаем принять участие в обсуждении данного материала

    Обсуждение материала
      Ваше имя (ФИО):
      Ваш е-mail:
      Ваше мнение:
      Введите код, который
      видите на изображении:
     

      
    [ наверх ]
    ©2000-2002 eDentWorld. Все права защищены. По всем вопросам обращаться по ts@edentworld.ru

    web-дизайн, управление контентом  
    создание сайта, реклама в интернет  
    ViPro - создание сайта, web-дизайн, дизайн, раскрутка сайта и реклама сайта в интернет, рекламное агентство

    Каталог медицинских ресурсовTopList TopCTO Медицина Лечение mednavigator.ru